+
+
Без галстука

Небо ошибок не прощает

Посадка в самолет, взлет по спирали, готовность номер один и… под ногами не остается ничего, кроме высоты две с половиной тысячи метров. Невероятное чувство свободы от сумасшедшего полета не понаслышке знакомо ведущему специалисту в области защиты окружающей среды ОМЗ Анастасии Ененковой. В ее активе – ровно 105 прыжков с парашютом.

Анастасия Ененкова

Ведущий специалист в области защиты окружающей среды ОМЗ

«Земля надвигается на тебя в момент прыжка столь стремительно, что становится не по себе. Кажется, что ты летишь в никуда, воздух разряжен и тебе не во что упереться, ты проваливаешься в пустоту. И хотя длится полет всего 2,5 секунды, ты успеваешь о многом подумать за это время. Но! Прыгнула бы я еще? Безусловно!»

Свои первые шаги в горском авиаспортивном клубе «Стрижи» Настя Ененкова сделала восемь лет назад. Тогда ее одолевал обычный человеческий интерес к чему-то новому и непреодолимо манящему. Но в то же время она даже не предполагала, насколько изменится ее внутренний мир после того, как она самостоятельно шагнет из самолета в синеву облаков.

Перебороть страх

– Еще в школе для некоторых моих одноклассников прыгнуть с парашютом было голубой мечтой, – говорит Анастасия. – Я же скептически отмахивалась: мол, да что такое, эти ваши парашюты! И, наверное, вряд ли бы поменяла мнение, если бы не удивительная встреча, которая перевернула мою жизнь с ног на голову в прямом смысле слова.

Однажды Насте довелось пообщаться в «Стрижах» с рекордсменом России и Европы по парашютному спорту. Тот настолько ярко описал свои достижения и успехи на этом поприще, что 15-летняя девушка тут же загорелась идеей прыгнуть с парашютом. Но прыжок пришлось отсрочить из-за возраста.

– Я прыгнула, едва мне исполнилось 18, – отмечает Анастасия. – Было ли страшно? Безумно! Помню, первые три секунды полета думала лишь о том, что купол долго не раскрывается. Сейчас ощущения изменились: уже нет в голове скомканных эмоций, которые мешают мыслить адекватно, зато есть четкое понимание отработки каждого прыжка. Теперь я все делаю машинально: отрываюсь от самолета, поворачиваю в сторону аэродрома, осматриваюсь вокруг, чтобы не столкнуться в воздухе с другими парашютистами, и, главное, слежу за высотой.

Традиции:

    У парашютистов есть традиции. Например, каждый «круглый» прыжок (100, 200 или 1000) спортсмены отмечают построением в небе фигуры вокруг юбиляра, причем, парашют открывает не он сам, а окружающие его коллеги. После приземления юбиляра подбрасывают на руках по одному разу за каждую сотню прыжков.

Самое сложное в парашютном спорте – это, по словам Ененковой, перебороть свой страх. Переломным в этом плане для нее стал четвертый прыжок: когда Ан-2 набрал высоту и дверь для спортсменов открылась, Настя запаниковала.

– Все внутри меня сжалось, я одной рукой так вцепилась в сиденье, что инструктор долго не мог разжать мои пальцы, – вспоминает Настя. – Но все-таки я шагнула за борт, и тот прыжок оказался эмоциональнее первого в сотню раз. А если честно признаться, то страшно всем. И у каждого парашютиста со второго по десятый прыжок случается переломный момент. Смог его преодолеть – значит победил сам себя. У меня получилось.

Примерно по тому же сценарию Настя выстраи­вала взаимоотношения со сноубордом. Именно взаимоотношения, потому что иначе их не назовешь: долгое время девушка практически воевала с доской, а доска воевала с ней. Как в той песне Алексея Хворостяна, Ененкова вставала на сноуборд, падала, но поднималась. В какой-то момент она даже перестала считать синяки на ногах.

– Поначалу мне казалось, что в сноуборде нет ничего сложного, что я легко его освою, – говорит Анастасия. – Да не тут-то было! Удержаться на доске на скорости очень трудно. Но поскольку у других получалось, то и я решила идти до конца. Выбрала для себя небольшой трамплин, долго его изучала, медленно накатывалась… В итоге покорила. И, знаете, сноуборд пострашнее парашютного спорта будет. Когда ты прыгаешь с парашютом, то земля еще далеко и у тебя до высоты 600 м есть еще время на принятие одного верного решения. В горнолыжном спорте на раздумья времени нет: за долю секунды ты ни о чем не успеваешь подумать. Здесь земля ближе; здесь нет запасного варианта, как у парашютистов. Но тем не менее сноуборд в настоящее время занимает важное место в моей жизни.

01 / 06

Цифры:

  • 35 м/c – скорость свободного падения парашютиста в небе, после отделения от самолета

  • 3 с – время падения с купольным парашютом

  • около 1 мин – время падения с крылом

Шагнуть в пропасть

Зимний сезон Ененкова по мере возможности проводит на горнолыжной базе, летний – на аэродроме. Как она сама уточняет, все по расписанию. Без определенной дозы адреналина у Насти начинается своеобразная ломка, как у всех людей, влюб­ленных в экстрим. Зимой, например, ей часто снятся сны о том, как она прыгает за борт без парашюта и спокойно приземляется на земле. Небо манит ее, небо притягивает, завораживает.

– Нового парашютного сезона всегда ждешь с каким-то упоением и когда отрываешься от самолета, то просто визжишь от восторга – вот оно, родное небо! Ты его можешь потрогать, ты в нем можешь летать, – с улыбкой рассказывает Настя. – Эмоции захлестывают, и каждый новый полет – это отдельная история. Я даже не могу сейчас вспомнить что-то экстраординарное из своей спортивной жизни, поскольку на каждом этапе обучения и саморазвития можно выделить отдельные значимые мгновения. К примеру, получилось ровно и красиво отделиться от самолета – ставишь себе плюсик. Научился стабильно падать и контролировать свое тело в свободном падении – еще один плюс добавляешь. Каждый момент запоминается в парашютном спорте. Мы ведь понимаем, что небо ошибок не прощает, поэтому все стараемся делать идеально и красиво.

Даже мысли вслух парашютисты стараются высказывать правильно. У них, как и у летчиков, есть одна большая традиция – не употреблять в речи слово «последний», только «крайний полет», «крайний взлет», «крайний прыжок». Это негласное правило, которому никто не изменяет. А вот цифры 13 парашютисты, оказывается, не боятся.

Традиции:

    У парашютистов, как и у летчиков, есть одна большая традиция: не употреблять в речи слово «последний». Только: крайний полет, крайний взлет, крайний прыжок. Это негласное правило, которому никто не изменяет. А вот цифры 13 парашютисты, оказывается, не боятся.

– Практически все свои прыжки я совершила с Ан-2, где комфортная высота для полета 2,5–3 тыс. м, – уточняет Ененкова. – Но один прыжок (как раз-таки 13-й по счету) я выделяю особенно, потому что выполнила его с вертолета Ми-8. А вертолет, на минуточку, набирает высоту 4–4,5 тыс. м. Полет получился чудесным, невзирая на цифры.

Но, пожалуй, самым драйвовым по накалу эмоций за последнее время стал для Насти прыжок под названием «банджи-джампинг», который она выполнила в прошлом году в сочинском Скайпарке.

– Мне важно было почувствовать разницу ощущений и сравнить свободное падение в парашютном спорте и свободное падение в прыжке с моста. Ведь с парашютом отделяешься от самолета с большей высоты, зная, что через нужное время раскроется над головой купол. После прыжка сразу упираешься в плотный поток воздуха, который идет от мотора. Этот поток держит тебя, и ты плавно ложишься на живот. Здесь же прыгаешь с моста с 69-метровой высоты без парашюта с практически обездвиженными из-за страхового троса ногами и стремительно летишь в пропасть. Земля надвигается на тебя в момент прыжка столь стремительно, что становится не по себе. Кажется, что ты летишь в никуда, воздух разряжен и тебе не во что упереться, ты проваливаешься в пустоту. И хотя длится полет всего 2,5 секунды, ты успеваешь о многом подумать за это время. Но! Прыгнула бы я еще? Безусловно! Только теперь в сочинском Скайпарке я хочу взять другую высоту – 207 м, – с улыбкой подытоживает Анастасия.

Небо ошибок не прощает
Вернуться на главную