© 2017-2020 ПАО «ТМК»
+
+
Рынки

Парадигма
нефти и газа

Анализу современных энергетических рынков была посвящена деловая программа Национального нефтегазового форума, который прошел в середине апреля в московском Экспоцентре. Участники обсудили положение дел на рынке, стоящие перед нефтяниками и газовиками вызовы, а также проблемы, которые влияют на ситуацию в отечественной добыче углеводородов.

Георгий Нозадзе

Директор по стратегии развития бизнеса НОВАТЭКа



«Очень важно России на растущем рынке поставить перед собой конкретные цели. Мы имеем самые дешевые запасы газа, у нас есть технологии, которые позволяют сделать самую низкую стоимость сжижения, нам нужно создавать оборудование для наших линий СПГ и это станет важным драйвером».

В рамках сессий, семинаров, круглых столов на форуме актуальную повестку отрасли обсудили эксперты, представители министерств, научных организаций, компаний нефтегазовой индустрии и смежных отраслей.

Эксперты попытались спрогнозировать, что ждет мировой рынок добычи нефти и газа на ближайшую и удаленную перспективу. С точки зрения ближайших вызовов в добыче нефти многое будет зависеть от поведения стран OPEC и санкционной политики США в отношении Ирана.

В последние годы ситуация на рынке была относительно спокойной во многом из-за того, что свою добычу снизили Венесуэла и Мексика. Что касается Ирана, против которого были введены санкции, снижение добычи было здесь не таким ощутимым, так как для восьми стран-импортеров было сделано исключение и они продолжили покупать иранскую нефть в прежних объемах. В результате вместо ожидаемого сокращения добычи на 1–1,5 млн б/с добыча в Иране снизилась лишь на 0,85 млн б/с. Уже в первом полугодии текущего года это исключение должно быть отменено, что уменьшит предложение нефти на рынке.

По оценкам экспертов, за лидерство на нефтяном рынке будут бороться Россия, Саудовская Аравия и США, при этом последние будут наращивать свой потенциал. Во-первых, американцы будут развивать свои глубоководные экспортные терминалы в Мексиканском заливе, что в будущем позволит США усилить влияние на мировые цены. Во-вторых, укреплению позиций американцев будет помогать развитие технологий извлечения нефти и газа из сланцевых пород.

Между тем и у России есть потенциал. Она обладает одними из крупнейших в мире запасов сланцевой нефти и газа, которые сегодня практически не разработаны. Кстати, именно Россия вместе с Катаром, Австралией и США продолжат держать пальму первенства и в добыче природного газа. И если ожидается, что США в этом году смогут превысить показатели по валовому экспорту природного газа на 30%, то мы ожидаем прорыва в газовых отношениях с Китаем: на конец 2019 года запланирован запуск газопровода «Сила Сибири».

Владимир Дербенцов

Вице-президент, главный экономист BP в России



«Мы ожидаем прирост спроса на жидкие виды топлива на 10 млн б/с в течение следующих 15 лет. В развитых странах спрос будет сокращаться и расти в развивающемся мире. Рост спроса будет обеспечен приростом добычи в США на 5 млн б/с, OPEC – на 4 млн б/с, Бразилии – 2 млн и России – 1 млн б/с».

Что в перспективе?

Аналитики уверены, что в ближайшие 10–20 лет спрос на нефть продолжит расти, но изменения произойдут. По словам вице-президента, главного экономиста BP в России Владимира Дербенцова, они будут связаны с энергетическим переходом, и для рынка нефти это означает снижение ее доли и в целом диверсификацию источников природных ресурсов.

«Мы ожидаем прирост спроса на жидкие виды топлива на 10 млн б/с в течение следующих 15 лет, – рассказал Владимир Дербенцов о референтном сценарии BP. – В развитых странах спрос будет сокращаться и расти в развивающемся мире. Рост спроса будет обеспечен приростом добычи в США на 5 млн б/с, OPEC – на 4 млн б/с, Бразилии – 2 млн и России – 1 млн б/с».

При этом если сейчас основным потребителем жидких видов топлива является транспорт, то к 2035 году, когда рост спроса на нефть замедлится, им станет нефтехимия.

Ситуация в газовой отрасли более оптимистичная. По словам директора по стратегии развития бизнеса «НОВАТЭКа» Георгия Нозадзе, в последние два года мы являемся свидетелями огромного роста потребления газа. И если сам газовый рынок вырос в последние 8 лет на 20%, то рынок сектора СПГ вырос на 40%. Это растущий рынок, на котором всем игрокам еще только предстоит занять свои позиции. При этом цены на газ падают, развивается конкуренция между производителями, строятся новые заводы. И здесь для России имеется огромный потенциал, прежде всего технологический.

«Мы думаем, что сохранение невысоких цен на газ будет способствовать росту всего рынка газа и росту рынка СПГ в частности, – уверен Георгий Нонадзе. – Очень важно России на этом растущем рынке поставить перед собой конкретные цели. Мы имеем самые дешевые запасы газа, у нас есть технологии, которые позволяют сделать самую низкую стоимость сжижения, нам нужно создавать оборудование для наших линий СПГ, и это станет важным драйвером».

Алексей Лоза

Руководитель направления по оказанию услуг
компаниям ТЭК EY



«Цифровизация затрагивает всю цепочку создания стоимости в отрасли. Среди наиболее перспективных сегментов для перехода на цифровые технологии – управление активами и инфраструктурными объектами, разработка месторождений, геофизический сервис, трубопроводы и переработка».

Все дело в цифре

Обсудили на форуме и технологические тренды, которые сегодня меняют рынок. И главным из них является цифровая трансформация отрасли. В последние годы наблюдается стремительное развитие технологической экономики. Из всего спектра возможностей в прошлом году инвесторы выбрали IT-компании и нефтяные фьючерсы.

Технологическая трансформация рынка затронула и сами нефтяные компании. Прорыв стал возможен благодаря снижению стоимости технологий. Например, цена беспилотного аппарата с начала века снизилась в 100 раз, а среднестатистической скважины примерно в 3 раза. Ожидается, что стоимость технологических инструментов будет продолжать падать, а ассортимент расширяться.

«В будущем затраты на добычу одного барреля нефти сланцевой формации могут снизиться к 2050 году на 28%, а на арктическом шельфе на 35%, в то время как добыча на зрелых месторождениях на суше снизится на 10%, – привел данные исследования BP руководитель направления по оказанию услуг компаниям ТЭК EY Алексей Лоза. – Эффект от применения передовых технологий на газодобыче будет меньше, но тоже значимым. Затраты добычи газа на шельфе Арктики могут снизиться на 28%, на 22% применительно к сланцевому газу и на 13% для традиционных месторождений на суше. Развитие технологий может сказаться на возможном сокращении издержек при добыче нефти и газа в среднем на 30%».

По словам эксперта, сильнее всего на развитие технологий нефтегазовой отрасли влияют инструменты искусственного интеллекта, на втором месте – облачные вычисления, на третьем – интернет вещей, и замыкает четверку факторов развитие робототехники. Цифровизация затрагивает всю цепочку создания стоимости в отрасли. Среди наиболее перспективных сегментов для перехода на цифровые технологии – управление активами и инфраструктурными объектами, разработка месторождений, геофизический сервис, трубопроводы и переработка.

01 / 07

Геннадий Шмаль

Президент Союза нефтегазопромышленников России



«В передовиках у нас компания Транснефть, которая зависит от импорта примерно на 7%, и с каждым годом этот процент сокращается. Газпром провел колоссальную работу, Лукойл строит свои платформы на Астраханских верфях, кроме того, за короткое время он полностью решил проблему масел любых спецификаций. Сургутнефтегаз считает себя импортонезависимой компанией».

Вместо импорта

Еще один фактор, который оказывает существенное влияние на развитие отечественной нефтегазовой отрасли – зависимость от импорта. По словам заместителя руководителя Агентства по технологическому развитию Петра Украинцева, наиболее технологически зависимыми от импорта направлениями в России являются геолого- и сейсморазведка (общая доля импорта составляет 51–67%), освоение шельфа и подводно-добычные комплексы, оборудование для средне- и крупнотоннажного производства СПГ и оборудование для трудноизвлекаемых запасов.

Между тем, как отметил президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль, многие компании преодолевают зависимость от иностранных технологий.

«В передовиках у нас компания «Транснефть», которая зависит от импорта примерно на 7%, и с каждым годом этот процент сокращается, – сказал он. – «Газпром» провел колоссальную работу, «ЛУКОЙЛ» строит свои платформы на Астраханских верфях, кроме того, за короткое время он полностью решил проблему масел любых спецификаций. «Сургутнефтегаз» считает себя импортонезависимой компанией».

Но есть и проблемы. По словам председателя СРПО ТЭК Бориса Хараса, российские производители сталкиваются с серьезными барьерами в продвижении своей продукции. Особенно это касается производителей программного обеспечения и автоматических систем управления для нефтяной отрасли, где доля российских производителей не превышает 10%, а в отдельных сегментах недотягивает и до 1%.

«Российские технологии есть, но компании ими не хотят пользоваться, – пожаловался эксперт. – В 95% случаев нефтяники закупают импортное ПО, а большое количество конкурсов проходят на бесконкурсной основе. Конечно, есть над чем работать, но это не основание для того, чтобы доля российских производителей была такая незначительная».

Альберт Агишев

Начальник отдела ТМК-Премиум Сервис по проектированию скважин



«С учетом конкретной технологии, применяемой при спуске обсадной колонны, ТМК может рекомендовать оборудованиетрубную продукцию с резьбовыми соединениями для обеспечения работ по добычестроительству скважины в том числе и для месторождений с трудно-извлекаемыми запасами».

Премиум-соединения для МГРП

Препятствия в отечественной нефтегазодобыче все же не останавливают ее развития, включая импортозамещение технологий и оборудования. Возможности российских компаний в оснащении нефтяников и газовиков всем необходимым для реализации самых сложных проектов обсудили в рамках круглого стола «Разведка и разработка трудноизвлекаемых и нетрадиционных углеводородов». Альберт Агишев, начальник отдела ТМК-Премиум Сервис по проектированию скважин, рассказал о премиальных резьбовых соединениях ТМК UP, которые могут быть использованы для обсадных колон и НКТ в наклонно направленных и горизонтальных скважинах с большим отходом от вертикали. В том числе он акцентировал внимание на соединениях, применимых для технологий многостадийного гидроразрыва пласта (МГРП) и внутрипластового горения, – основных методах разработки месторождений Баженовской свиты.

Представитель ТМК-Премиум Сервис отметил, что эволюция конструкции премиальных резьбовых соединений отражает развитие технологий бурения и заканчивания скважин, в том числе при разработке трудноизвлекаемых запасов. И ТМК, ведущий производитель премиальных резьб на отечественном рынке, предлагает самые актуальные и востребованные продукты. «С увеличением длины горизонтальных интервалов в добывающей скважине повышаются требования к резьбовым соединениям обсадных труб. Соединение должно выдерживать 100-процентную нагрузку относительно тела трубы при действии как растягивающих нагрузок, так и сжимающих, а также обеспечивать высокие операционные моменты и при этом сохранять работоспособность», – прокомментировал он. Таким образом, для потенциального заказчика важно понимать возможность применения того или иного соединения. «С учетом конкретной технологии, применяемой при спуске обсадной колонны, ТМК может рекомендовать трубную продукцию с резьбовыми соединениями для обеспечения работ по строительству скважин, в том числе для месторождений с трудноизвлекаемыми запасами», – резюмировал Альберт Агишев.

Павел Сорокин

Заместитель министра энергетики РФ



«Мы сейчас работаем в рамках дорожной карты по стимулированию добычи, для того, чтобы эти запасы ввести в разработку. Это наш потенциал. В отличие от большинства стран-производителей у нас есть запас прочности. Даже если цена будет 50-60 долларов за баррель, отечественная индустрия все равно будет жить».

По мнению участников встречи, спрос на высокотехнологичную продукцию для нефтегазовой индустрии будет возрастать, учитывая усложняющиеся условия добычи. В то же время технические и технологические инновации расширяют возможности и направления деятельности нефтегазовых компании. По данным RPI, если в 2010 году в России доля горизонтального бурения в эксплуатационном фонде составляла 11%, то к 2018 году она выросла в четыре раза, до 43%. По прогнозу, к 2030 году на горизонтальное бурение будет приходиться около 50%.

Отрасль будет жить

Как показали обсуждения на форуме, ожидания представителей отрасли в целом оптимистичны. «Даже если темпы роста спроса на нефть станут отрицательными, это не значит, что ее не будут потреблять, – сказал заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин. – Важно, чью нефть будут потреблять. Просто мы должны быть более эффективны. Я думаю, что не надо строить апокалиптичных сценариев и бросаться на альтернативные технологии, надо трезво смотреть на ситуацию и максимально извлечь пользу из того, что у нас есть».

По словам чиновника, России надо максимально пользоваться конкурентными преимуществами – достаточно дешевыми запасами, которые составляют 29,5 млрд т нефти.

«Мы сейчас работаем в рамках дорожной карты по стимулированию добычи, для того чтобы эти запасы ввести в разработку, – резюмировал Павел Сорокин. – Это наш потенциал. В отличие от большинства стран-производителей у нас есть запас прочности. Даже если цена будет 50–60 долл. за баррель, отечественная индустрия все равно будет жить».

Парадигма нефти и газа
Вернуться на главную